Религия - Статьи о Lineage2 - Каталог статей - Читы, Баги для World Of WarCraft, Lineage 2, Aion
Воскресенье, 11.12.2011, 09:33
Главная » Статьи » Статьи о Lineage2

Религия

Эйнхазад – богиня созидания
Грэн Каин – бог разрушения
Шилен – богиня воды
Паагрио – бог огня
Мафр – богиня земли
Сэйя – бог ветра
Ева – богиня-бард

Высокие колонны черными пальцами устремляются вверх. Там на невообразимой высоте черный гранит упирается в высокий свод. Эйнхазад задумчиво смотрит вверх, откинувшись на троне. Взгляд богини теряется среди сумрака, не дотягиваясь до высокого свода. Грен Каин с громким топаньем проходит через тронный зал. Створки двери пугливо отскакивают с пути бога.
-Куда ты? – останавливает Грен Каина голос Эйнхазад.
Бог разрушения замирает на пороге. Красивое лицо, словно вырезанное из камня, никогда не покидает суровое выражение. Черные волосы укрывают голову плотной шапкой. Мощная фигура бога размазывается в быстром движении. В следующую секунду Грен Каин уже стоит рядом с троном супруги.
-Что ты хочешь, милая жена? – задумчиво спрашивает бог.
Эйнхазад снисходительно глядит на мужа, задумчиво ковыряет ногтем трон. Прочный гранит недовольно скрипит. Под ногтем появляются трещины, но тут же срастаются. Грен Каин терпеливо ждет.
-Ты стал часто удалятся из дворца, милый муж, - нарочито ласково отвечает Эйнхазад. – Что ищешь ты в моем мире?
Спокойное лицо бога разрушения едва заметно темнеет. Если бы на свете существовал хоть кто-то, кто знал всемогущего бога, то сказал бы, что Грен Каин невероятно зол. За спиной Грен Каина быстро сгущается тень. Эйнхазад, не видевшая тьмы за спиной супруга, с улыбкой смотрит на суровое лицо. Тень за спиной Грен Каина сжимается тугим комком, начинает разворачиваться огромными крыльями.
-Это не твой мир! – кричит бог на жену. – И не забывайся!
В следующий миг фигура бога разрушений, укрытая черным плащом, размывается в чудовищно-быстром движении. Черная черта, легкой пеленой означающая путь Грен Каина, неторопливо рассеивается.
Эйнхазад устало откидывается на толстую спинку трона. Богиня уже давно страдает от скуки. После того как мир обрел нынешнее состояние, богиня не знала чем заняться. Подчиняясь ее могучей фантазии из небытия рождались различные воплощения жизни. Эйнхазад заселила мир растениями и животными. Из безжизненной равнины континент превратился в цветущий рай. Рай для двоих. Грен Каин, едва увидел творение жены, был поражен в самое сердце. Небывалая божественная красота пленила бога и с тех пор Эйнхазад вертела им как хотела. Это было забавно, но только первую сотню лет. А последние годы Грен Каин стал часто удалятся из дворца. Бог разрушения надолго покидал супругу. Как не расспрашивала Эйнхазад, чем занимался муж, но Грен Каин хранил молчание.

Высокий утес вздымается посреди благоухающего сада. Кругом раскинулась прекрасная долина. Грен Каин с наслаждением втягивает чистый воздух. Где-то под ногами раскинулась зеленое море. Высокая трава, понуждаемая ветром, ходит волнами. А прямо над головой – безоблачное голубое небо. Черная фигура бога кажется в этом месте чем-то неправильным. Странным уродливым наростом.
Грен Каин неторопливо встает. Едва бровь бога сдвигается, как земля под утесом начинает меняться. Вместо каменистой тверди появляется широкое и глубокое озеро чистейшей воды. Грен Каин одним движением освобождается от одежд. Черный плащ соскальзывает с могучей фигуры, открывая яркому солнцу могучее тело бога. Мышцы большими шарами вздувают кожу. Грен Каин секунду медлит. Тяжкий вздох вырывается из груди бога, а в следующий миг мощная фигура в красивом прыжке устремляется к далекой воде. Грен Каин входит в воду бесшумно. Мягкие руки воды подхватывают тело, замедляют движение. Бог расслабляется, медленно опускаясь на дно. Солнце с легкостью просвечивает сквозь воду. Все кругом озарено странным свечением. По дну бегают яркие полосы света, перемежаемые пятнами потусклее.
В голове бога роятся мысли. Вот уже несколько раз деревья меняли листья после того, как он начал путешествовать по миру. За это время Грен Каин осмотрел почти все уголки и закоулки материка. Первый восторг от прекрасного мира прошел, и он стал замечать недостатки. Эйнхазад, хоть и постаралась на славу, создавая райский цветущий сад, но чего-то этому саду явно не хватает.
Грен Каин резким рывком выбрасывает собственное тело на поверхность. Чистый полевой воздух врывается в легкие. В голове едва заметно мутнеет. Становится чуть веселее. Бог разрушения любил эту поляну: здесь всегда в голову лезет уйма интересных мыслей. Солнце слепит глаза яркими лучами. Вода недовольно ворчит от мощных гребков. Бог устремляется к берегу, словно торпеда.
Грен Каин уже давно думает, что не худо бы было заселить прекрасный мир. Рай хорош своей красотой, но что это за красота, которую не может никто оценить? Бог уже несколько раз пытался создавать существ, подобных зверям, но наделенных разумом, как он сам. Только вместо красивых и умных созданий получаются монстры. Грен Каин каждый раз прячет свои эксперименты в подгорных подземельях. Уже не одни пещеры заселены страшноватыми полуразумными монстрами с легкой руки бога. А сегодня в голову пришла гениальная мысль. Этот план он вынашивал почти год, но мысль пришла именно сегодня.
Бог медленно выходит из воды. Прозрачные ручьи стекают по рельефному телу, сверкают в свете солнца. Трава почтенно пригибается под его ступнями. Стелется мягким ковром. Ветер тут же срывает с могучего тела капли воды. Природа почтительно следит за каждым его движением. Бог задумчиво смотрит на недальний лес. Деревья тихо шумят, обеспокоенные вниманием.
Наконец, Грен Каин кивает, на что-то решившись. Могучая ладонь резко врезается в землю. На свет появляется жирная черная почва. Вторая ладонь зачерпывает пригоршню воды. Грен Каин одним движением соединяет стихии. В руках бога появляется большая капля черной жирной грязи. Грен Каин осторожно дует, одновременно подправляя фигуру руками. В могучих дланях божьих неторопливо рождается причудливое творение. Кажется, что бог вздумал слепить собственную фигурку. Руки, ноги, голова, даже волосы в точности повторяют Грен Каина. Бог с удовольствием разглядывает получившуюся работу. Фигурка как живая. На маленьком лице отчетливо видны маленькие глаза, а рот чуть тронут приветливой улыбкой. Бог подставляет фигурку солнцу, давая впитать огненный жар светила. Фигурка чуть изгибается, тянется навстречу ласковым лучам. Маленькие ручки с трудом изгибаются, тело поворачивается, подставляя солнцу то один бок, то второй. Грен Каин довольно глядит на дело рук своих. Широкая ладонь бога, что удерживает фигуру, поворачивается. Фигурка изгибается, принимает различные позы. Грен Каин с интересом разглядывает причудливые изгибы. Рука бога неспешно поднимается ко рту. Теплый лучик внезапно пробегает по острым белым зубам Грен Каина и, будто испугавшись, пугливо отскакивает. Бог с силой впивается в собственную плоть. Кожа рвется под острыми зубами. Грен Каин тут же обмазывает собственной кровью фигурку. Маленькое существо пугливо замирает от быстрых касаний. Ждет. Но бог тут же заканчивает, опускает ладонь к самой земле. Человечек удивленно оглядывает все вокруг. Он едва достигает колена могучего бога, но Грен Каин знает – человек еще вырастет. А чтобы одному не было скучно, бог сотворил ему женщину по образу собственной жены.

Эйнхазад уже давно заметила, что с ней что-то происходит. Но объяснить что, она не могла. Только чувство, что близится что-то очень важное, становилось все сильнее. Грен Каин тоже заметил перемены. Именно поэтому он стал чаще отлучаться из дворца, а потом это и вовсе вошло в привычку. В тот день Эйнхазад почувствовала какую-то странную уверенность, что это случится непременно сегодня. Весь день она сидела на черном троне сама не своя. Настроение ее менялось столь стремительно, что иногда богиня сама пугалась. Прочный гранитный пол уже к полудню покрылся трещинами и широкими выбоинами. Богиня была страшна в гневе.
Грен Каин прилетел только на закате. Весь запад залила краснота, когда нога бога переступила порог дворца. Эйнхазад все так же сидела на троне. Одного взгляда на богиню оказалось достаточно, чтобы понять – та не в духе. Впрочем как и всегда в последнее время. Что-то тяготит Эйнхазад, но она и сама не знает что.
Грен Каин неторопливо проходит через зал и опускается у ног самой прекрасной на свете женщины. Богиня грустно смотрит на мужа. Ласковая ладонь медленно взъерошивает мягкие черные волосы у него на голове. Широкая ладонь Грен Каина ложится на красивую ногу супруги, бог прижимается к любимой щекой.
-Это случится сегодня, - тихо говорит Эйнхазад. – Ты будешь рядом?..
Грен каин кивает, поглаживая прекрасную ножку богини.
-Я не понимаю, что должно случится.
Вновь кивок становится ей ответом.
-Странное чувство неотвратимости расправляет крылья во мне.
Грен Каин молча слушает жену, поглаживает ее прекрасную ногу. Хочется защитить, укрыть собой от всех напастей и невзгод, но как укрыть от того, что даже нельзя ощутить.
-Я… Я боюсь, - тихо добавляет Эйнхазад.
Шепот богини срывается, проглоченный странным комком, что появляется в горле. Эйнхазад крепко прижимается к мужу. Ласковые сильные руки обнимают почти невесомое тело. Прекрасная богиня прижимается к его сильной груди. Из глаз ее серебристыми ручейками текут слезы.
В ту же ночь у бога разрушения и богини созидания родилась дочь. В мир вновь пришла весна в ту ночь. Природа радовалась и славила новую богиню. Прекрасная и сильная она без страха и даже с вызовом смотрела вперед. Утонченные черты и развитое красивое тело. Богиня родилась сразу в таком виде, в котором счастливчики удостаиваются видеть ее и сейчас. И имя ей Шилен.

Бесконечная долина стелиться далеко внизу зеленым ковром. Мягкая трава едва заметно колышется, по воле легкого ветерка. Яркое солнце играет на былых одеждах Эйнхазад. Богиня быстро летит над землей, радостным взором окидывая прекрасные просторы. Прямая долина медленно начинает изгибаться, превращаясь в пологий холм. На вершине мощно вздымаются древесные великаны. Могучие кроны медленно двигаются, словно струятся на легком ветру. Из под могучих толстых корней бьет сильный ручей. Серебристая вода быстро бежит, но тут же теряется в чреве земли. Маленький прудик, из которого весело выбивается ручеек, красуется золотистым дном. У самой воды на изумрудной траве сидит прекрасная девушка. Глаза задумчиво смотрят вдаль. Эйнхазад мягко приземляется рядом с дочерью. Ни единый звук или шорох не выдает богиню. Трава мягко прогибается, принимая божественный вес, ветерок тут же с готовностью принимается перебирать роскошную гриву каштановых волос. Эйнхазад тихонько наклоняется, глядит из-за плеча дочери на раскинувшуюся впереди долину. Далеко, где земля уже начинает изгибаться, долина переходи в могучие высокие горы. Острые пики возносятся высоко в небо, щекочут пролетающие мимо тучки. Пики, словно серебром, укрыты снежными шапками. А у подножья гор – плодородная долина, куда сбегают холодные горные ручьи. Вода там настолько чистая, что видно дно на любой глубине. С легкостью можно пересчитать все камни и даже песчинки. Рыбы, словно парят в воздухе, так прозрачна та вода.
Эйнхазад мягко опускает теплые нежные ладони на плечи дочери, шепчет на ушко ласковые слова. Шилен тяжело вздыхает, отрывая взгляд от далеких гор. Прудик, чувствуя настроение богини, мутнеет. Становится темно-синим, словно бесконечная глубина моря. Такая же бесконечная, как небо, но еще более глубокая. Шилен с грустью смотрит на мать. Прекрасное лицо Эйнхазад омрачается печалью дочери.
-Что случилось, - спрашивает богиня созидания. – Почему ты так расстроена?
Шилен отводит грустный взор. Маленький прудик медленно меняется, превращается из темно-синего в нежно-голубой, словно небо. В воде тут же появляются маленькие водовороты. Золотистый песок быстро срывается со дна и устремляется к поверхности. Множество маленьких искорок звездным небом колышутся на глади воды. А в одном месте песчинки собираются в уменьшенную копию луны. Звездное небо холодно сверкает отраженным светом. От кругляшка луны исходит мягкое ласковое свечение, будто от маленькой свечки. Богиня секунду смотрит на красивую картину, вода тут же начинает изменятся, подчиняясь воле богини. Голубизна слетает, вода вновь становится пронзительно прозрачной. Струйки жгутиками поднимаются от глади озерца, переплетаются, сливаясь в замысловатые фигуры. Посреди озерца быстро поднимается водное дерево. Прозрачная крона раскидывается широко. В быстро струящейся воде видны даже отдельные листики. Прозрачная крона медленно покачивается под слабым ветерком. С кроны срываются маленькие капельки, словно листья. Дерево медленно оседает, начинает заваливаться и падает, разбрасывая капли брызг. Из водной глади тут же поднимается причудливая фигура. Могучие кожистые крылья начинают расправляться, раскидываются далеко в стороны. Мощное сильное туловище венчается острой мордой с мощными челюстями. Толстые лапы с легкостью поддерживают огромное тело на водной глади. Гигантские кожаные крылья расходятся далеко в стороны, даже за пределы глади прудика. Эйнхазад вздрагивает, глядя на страшноватое создание дочери. Шилен тут же отпускает струи воды. Фигура сразу опадает на землю, повинуясь мировым законам. Эйнхазад задумчиво смотрит на дочь. Юная богиня с тяжким вздохом отводит взор, поспешно говорит:
-Мне скучно, очень скучно, вот и все.
Эйнхазад с готовностью забывает о странном звере, поднимается вслед за дочерью.
Шилен медленно бредет вдоль могучих стволов. Зеленые листики мягко шуршат над головой. Деревья перешептываются о своих, понятных только им, пустяках. Шилен пыталась понять их речь, но деревья говорят так медленно, что юная богиня сдавалась, уставая вслушиваться. Эйнхазад идет следом за дочерью. Солнце играет на белых одеяниях богини. Острые зайчики отпрыгивают от гладкой ткани далеко в стороны, радостно бегают по окружающим деревьям. Трава мягким ковром стелется под ногами богини, учтиво склоняет стебли. Шилен оглядывает цветущую долину. Взгляд юной богини скользит по необозримым зеленым просторам, изредка спотыкается о редких здесь живых существ.
-Мне скучно, мама, мне очень скучно, - повторяет Шилен. – Я уже давно научилась всему, что только можно сделать с водой, я облетела весь мир, повторила все, что только есть под луной и даже саму луну и звездное небо. А теперь я просто не знаю, что мне делать…
Эйнхазад сочувственно глядит на дочь. Черные волосы Шилен мягко меняют цвет, наливаются золотом, но тут же вновь чернеют. Богиня созидания мягко обнимает дочь. Юная богиня крепко прижимается к матери, прячет лицо в пышных одеждах. Эйнхазад мягко поглаживает шелковистые волосы. Шепчет ласковые слова.
-Если ты уже все смогла повторить, что только есть в мире, - наконец говорит Эйнхазад. – То создай то, чего еще в мире нет. Какое-нибудь существо… Только не то страшилище, что ты поднимала из воды.
Шилен медленно отстраняется от материнской груди, задумчиво смотрит в прекрасное лицо Эйнхазад. В голубых глазах богини созидания сверкают искорки гордости за собственную дочь. Юная богиня на глазах наливается жизнью, довольно смеется. Смех Шилен, словно журчание серебристого ручейка. В глазах юной богини сверкает задорная улыбка. Эйнахазад провожает дочь ласковым взглядом. Шилен уже резво бежит к ближайшему пруду. Юная богиня явно любит размах.

Грен Каин лениво постукивает по подлокотнику трона пальцами. Черные одежды закутывают бога с головы до пят. Плащ медленно струится, заканчиваясь неопрятной лужей на граните пола. На подлокотнике с каждым ударом все увеличиваются четыре воронки. Гранит со скрипом измельчается в пыль, тут же выветривается, подхваченный ласковым ветерком. Грен Каин тяжело вздыхает. Плащ тут же вздымается, подхваченный воздушным потоком, взвивается в воздух, словно страшноватый туман. Бога гложат тяжкие мысли о человеке, что остался один на один с целым миром. Пусть этот мир не опасен и достаточно мал… но мал и безопасен он для бога, а тому хрупкому созданию, что Грен Каин оставил в долине на небольшом острове рядом с материком, придется бороться, чтобы выжить.
Двери дворца со стуком распахиваются. На пороге в волнах белых одежд – Эйнхазад. На лице богини блаженное выражение счастья. Глаза лучатся радостью, медленно меняют цвета от светло-голубого, до белого. Вновь становятся коричневыми. Грен Каин задумчиво смотрит на супругу, замедленно поднимается с трона. Подлокотник тут же заращивает глубокие дырки от пальцев бога. Эйнхазад быстро идет навстречу мужу, кидается в объятья. Одежды богов сливаются, переливаясь и меняя цвета в причудливых рисунках. Прекрасные фигуры укрывает плотный плащ, словно кокон. Одежды медленно опускаются, оседают на землю. Тела богов остаются нагими. Эйнхазад тут же приникает к губам мужа. Они сливаются в долгом страстном поцелуе. Их тела переплетаются в причудливых позах на устланном черным и белым полу.

Бог разрушения задумчиво сидит на утесе, возвышающимся над великолепной поляной. Солнце с силой обливает мир расплавленным золотом. Трава что есть мочи тянется вверх, с жадностью хватает горячие лучи. Сильный ветер то взвывает в стремительном беге, то мгновенно затихает. Черные волосы Грен Каина вздрагивают под напором ветра. Широкие полы черных одежд колышутся на ветру, словно огромный флаг. Солнечный свет беспомощно вязнет в складках, лишь изредка полы вспыхивают случайной искоркой. Где-то далеко внизу – благодатная долина. Там, у подножья высокого утеса, быстро развивается его творение, названное человеком. Остров оказался полон опасностей. Грен Каин едва успел спасти людей от истребления, научил пользоваться огнем, строить дома. Люди оказались очень смышлеными учениками, быстро постигали науки. Сейчас уже сами пытаются познавать окружающий мир, придумывают собственные теории о возникновении всего сущего. Грен Каин улыбается воспоминаниям. Смешно, когда тебя называют какими-то странными именами, а то и вовсе с пеной у рта утверждают, что никакого бога нет, а создала людей – сама вселенная.
Несколько мужчин выходят из деревни с длинными палками на перевес, устремляются к пастбищам, полным дичи. Охотники, словно сплетены из тугих жил и мышц. Движения мягкие. Люди словно очень низко летят, как соколы. Палки обрушиваются на черепа хищников, раскалывают с первого удара. Грен Каин морщится. Смерть противна в любом своем проявлении, но чтобы выжить людям придется убивать. И убивать много. Это новый закон, который быстро укрепляется в мире – закон жизни. Охотники собирают убитых животных, устремляются обратно в деревню.
Грен Каин тяжело вздыхает. Неосознанная тревога за собственное детище, гордо именующая себя человечеством, все настойчивей вползает в сознание. Еще не раз придется людям отстаивать свое право на существование под этим ласковым ярким солнцем. Грен Каин расслабленно откидывается на спину, задумчиво глядит в бесконечную высь неба. Голубой купол изгибается высокой дугой. Где-то вверху, пока незаметные для глаза, висят колючки звезд. Маленькое пятнышко солнца мощно светит, прогревая землю, даруя жизнь миллионам созданий. Человек стоит пока у самой первой ступени длинной крутой лестницы, которая может привести к богам. Но даже первая ступень кажется людям непреодолимой…

Шилен еще раз оглядывает стройную фигуру. Вода тугими жгутами переплетается на руках, сворачивается в сильные мышцы. Высокая фигура на голову выше юной богини. Длинные сильные ноги, красивые руки, пальцы пианиста и аристократический нос. Шилен задумчиво смотрит на полупрозрачную фигуру. Рука богини медленно поднимается к голове еще не оформившегося существа, чуточку поправляет прическу. Водные струйки волос, под ладонью Шилен ложатся в разные стороны, перебегают, устраиваются поудобней, вновь перебираются на новое место. Шилен отводит руку, вновь оглядывает утонченную фигуру. Пальчик богини легкими касаниями проходится по лицу, вычерчивает красивые губы, приятные тонкие черты лица. Богиня большим пальцем проводит по глазам фигуры, отводит руку. Палец Шилен случайно касается уха создания. Вода, повинуясь прикосновению хозяйки, оттекает, оттягивая ухо. Шилен задумчиво осматривает, чуть подводит, вновь оглядывает. Существо получается забавным, несмотря на всю мужественность и силу.
Эйнхазад с холма наблюдает за творчеством дочери. Шилен сосредоточенно лепит из послушной воды мужественную фигуру. Эйнхазад узнает в фигуре черты мужа, только утонченные, сглаженные. Пальцы богини-созидательницы непроизвольно вздрагивают, вспоминая каждый изгиб и черточку Грен Каина. Эйнхазад сладостно жмурится вспоминая ночи любви. Могучее жаркое солнце мощно целует прекрасную фигуру богини, щекочет теплыми лучиками. Эйнхазад блаженно улыбается, подставляет теплым лучам спину. Мягкая изумрудная трава мягким ковром поддерживает божественное тело. Легкий ветерок торопливо облизывает спину, перебирает роскошные золотые волосы, в которых быстро бегают искры солнца. Где-то в далекой вышине лениво плывет вата воздушных облачков в голубом безбрежном океане неба.
Шилен весело смеется, глядя, как фигура сдвигается с места, делает первые неуверенные шаги. Вода мощно струится, перетекает по всему телу нового существа. Эйнхазад в одно мгновение оказывается рядом с дочерью. В глазах богини радость и удивление. Фигура неуклюже сгибается в учтивом поклоне перед богиней-созидательницей. Остроконечные уши красиво выставляются из-под шапки прозрачных волос. Эйнхазад легким мягким прикосновением приподнимает подбородок нового создания, смотрит в глаза. Водяная фигура вздрагивает, начинает наливаться цветами.
-Дочь моя, - говорит Эйнхазад. – Ты истинная богиня, ты создала необыкновенное существо, которому нет равных в нашем мире. Они просто обречены на мировое господство.
Шилен неуверенно улыбается, удивленно спрашивает:
-Они?
-Да, именно они, - отвечает Эйнхазад. – Негоже оставлять такое прекрасное создание без пары.
От прозрачной фигуры тут же отделяется капелька, быстро разрастается в прекрасную женскую фигуру. Тонкие руки стеснительно прикрывают красивую грудь, а умопомрачительной длины ноги просто великолепны. Пышная грива волос спадает на плечи. Оба существа быстро наливаются плотью. Шилен недоуменно смотрит на мать.
-Так им будет лучше, - отвечает Эйнхазад. – Они просто не смогут выжить в водной форме, но посмотри сама, они ни чуть не подурнели!
Шилен придирчиво оглядывает прекрасные фигуры. Тонкие пальчики юной богини пробегают по мышцам мужчины, гладят волосы утонченной женщины.
-Дай же им имя, дочь моя, - торжественно говорит Эйнхазад. – Пусть весь мир узнает, что появились новые владыки!
-Эльфы, - также торжественно отвечает Шилен. – Они будут зваться эльфами!

Грен Каин вздрагивает, когда мир содрогается от непонятной силы. Бог быстро срывается с места, взмывает под облака. Далеко в центре материка назревает нечто непонятное, но волнующее. Грен Каин устремляется туда. Бог рассекает воздух будто метеорит. Вокруг темной фигуры золотистым сиянием пляшет плазменное облако. Материк быстро приближается, а далекие горы, где творится что-то странное, разрастаются. Из маленьких точек уже превратились в небольшие бугорки, кочки, наконец разрастаются до холмов. Грен Каин резко снижается, с размаху приземляется. Вокруг бока тут же вспыхивает зелень. Деревья пугливо отшатываются, а земля расходится волнами, словно водная гладь от камня. Бог быстро бежит к высокой скале, которую сотрясают странные конвульсии. Камень трескается и крошится. На глазах бога от скалы отрывается крупный обломок, устремляется к земле. Камень причудливо изломан. Контур напоминает громадное тело. Камень тяжело рушится у подножья, тут же рядом с ним падает еще парочка. Скала продолжает сотрясаться, раскачиваться. С хрустом ломается прочный камень, устремляется вниз. Со склонов сбегают уже целые камнепады, на бегу сливаются в булыжники, те превращаются в большие валуны, целые скалы. Грен Каин недовольно отскакивает от очередной громады. Скала продолжает разбрасываться громадами камня. Острый шпиль уже не торчит клыком из земли. От высокой крутой скалы остался лишь тупой пенек, будто старый истершийся зуб. Конвульсии медленно начинают стихать. Скалу уже не трясет, как медведь попову грушу. Камни откалываются редко, скатываются со склонов неспешно. Грен Каин подходит к ближайшему валуну. Камень величиной с самого бога и даже больше. Земля проглотила почти на половину, так силен был удар. Грен Каин осторожно касается теплой каменной поверхности. Валун тут же вздрагивает, замедленно распрямляется, превращаясь в могучую фигуру великана. Грен Каин изумленно глядит на невиданное существо. Великан, даже стоя наполовину в яме, макушкой на уровне груди бога. Грен Каин недоуменно оглядывается вокруг. Остальные скалы тоже начинают Распрямляться, встают уже могучими высокими и сильными фигурами. Бог с удивлением замечает и прекрасные в своей первозданной красоте тела великанш. Могучий гигант, что стоит прямо перед богом, почтительно склоняет голову. С достоинством приветствует бога разрушения. Грен Каин отвечает приветливым кивком сразу всем. Великаны почтительно приветствуют могучего бога, склоняют головы. Грен Каин удивленно разглядывает новую расу, пришедшую в мир. Расу, которую сотворила сама природа.
Где-то высоко в необъятных просторах неба ярко вспыхивает солнце, играя в локонах Эйнхазад. Богиня в один миг приземляется рядом с мужем. Грен Каин ласково обнимает супругу, нежно целует. Эйнхазад нежно, но уверенно отстраняется, переводит взгляд на застывших в поклоне великанов. В глазах богини появляется задумчивость. Мягкий голос Эйнхазад веселым ручейком срывается с губ:
-Их создала сама природа. Эти существа появились из союза созидания и разрушения. Это поистине мировое чудо.
Грен Каин улыбается, глядя в просветленное лицо супруги, ласково говорит:
-Но ты, без сомнения, еще большее чудо, чем даже сам мир.
Могучие руки бога подхватывают Эйнхазад. В тот же миг Боги скрываются в невообразимой вышине небес.
Самый могучий великан, что первым склонил голову, приветствуя бога разрушения, выпрямляется. Широкая сильная длань взмахом призывает собратьев двигаться следом. Великаны без слов устремляются в путь. Им предстоит поистине колоссальный труд. Но судьба приготовила для них важную роль и они обязаны выполнить предназначение.

Эйнхазад припадает к губам мужа. Боги сливаются в страстном, поистине божественном поцелуе. Мягкое облачко ласково принимает прекрасные тела богов. Белоснежные одежды Эйнхазад и черный наряд Грен Каина в мгновение ока сползают, мигом укрывая богов от остального мира непроницаемым шатром. Мягкий бок облака нежно поддерживает прекрасные тела. Руки Эйнхазад нежно гладят могучую фигуру мужа, пробегают по черным волосам. Грен Каин ласково целует богиню, губами касается прекрасной груди. Глаза Эйнхазад становятся нежно-розовыми, тут же меняют цвет на игривый малахитовый. Бог разрушения с любовью заглядывает в прекрасные глаза супруги, ладонь опускается на строиный изогнутый стан, привлекает к себе. Эйнхазад прижимается к нему всем телом, обхватывает руками. Сильная длань бога пробегает по ее волосам. Пышные локоны, что водопадом сбегают на плечи, тут же тускнеют, наливаются темным золотом. Богиня обхватывает мужа за шею, впивается в его губы в долгом страстном поцелуе. Ладонь Грен Каина нежно гладит крутую ягодицу Эйнхазад, скользит дальше по прекрасной длинной ноге. Бог подхватывает супругу под коленку, закидывает прекрасные ноги себе на бедра. Их тела сливаются в экстазе любви. Свет и Тьма, Разрушение и Созидание соединяются в вечном танце любви, и никто не смеет мешать богам. Даже яркое солнце чуточку тускнеет, а ветер из свирепого и необузданного зверя становится ласковым котенком, теплым и пушистым.

Лунный свет заливает широкую равнину ласковым белесым светом. Светлое пятно луны висит в высокой темноте. Острые искры звезд, словно шляпки гвоздей, которые держат высокий купол неба. Вдалеке зубчатой стеной высятся горы. Лунный свет играет на заснеженных вершинах. Еще дальше, за горами лениво шепчет океан. Волны, подгоняемые легким ветерком, набегают на песчаный берег. В небесной вышине медленно плывут пушистые облачка. Грен Каин задумчивым взглядом обводит широкую равнину, легко отталкивается от гранита ступеней. Прочный камень обиженно хрустит, по ступеням ветвистыми молниями разбегаются трещины, но тут же зарастают. Бог резко взмывает в воздух. Длинный плащ красивой волной струится следом за хозяином. В лунном свете плавные изгиба красиво перетекают, меняются один другим. Ветер глухо стонет, рассекаемый божественным телом. Горы приближаются скачком. Грен Каин резко опускается на каменную плоть. Воздух тугой волной разбегается от божественного тела. Камень пересекает черная трещина. От горы откалывается огромный кусок, срывается вниз. Через секунду земля вздрагивает, оглушительный грохот разрывает ночную тишь.
Грен Каин уверенно идет вглубь горной равнины. Посреди плато высится каменный город. Еще несколько дней назад здесь был только безжизненный камень, а сейчас, словно грибы на трухлявом пне, стоят двухэтажные каменные дома. Бог останавливается около ближайшего, пробегает по стене взглядом. Каменная кладка убегает на высоту четырех ростов. Стена сложена из огромных обломков. Грен Каин идет дальше. Ровные улицы рассекают город, разбегаются во все стороны от центра. На их пересечении стоит огромное здание. Высокие стены убегают высоко вверх, где-то там, скребут пуза, пролетающим мимо облачкам. Огромный проем ворот прикрывают массивные створки. Грен Каин с легкостью распахивает тяжелую дверь. Темное нутро встречает живым теплом. Массивные стены делят этаж на множество комнат. Высокий потолок метрах в шести над головой. Грен Каин уверенно идет в кромешной тьме. Лестница услужливо стелится под ноги, выводит на второй этаж. Последняя ступенька переходит в пол длинного коридора. По обе стороны – ряды дверей. Где-то в конце трепещет слабый огонек настенного факела. Бог уверенно Идет по коридору, поглядывает на двери. Тяжелые створки надежно прикрывают комнаты, но божественный взгляд с легкостью пронзает преграду. Перед очередной дверью Темный бог останавливается. Створка бесшумно распахивается, пропуская властелина разрушения. Большая комната погружена в непроглядный мрак, но Грен Каину свет и не нужен. У дальней стены под окном стоит огромная кровать. Вожак великанов мирно спит в своей постели. Грен Каин тихонько проходит комнату, присаживается на услужливо подвернувшийся стул. Великан начинает ворочаться, недовольно постанывает, пробуждаясь. Бог разрушения терпеливо ждет. В его изящной руке из ниоткуда появляется факел, тут же вспыхивает заливая комнату неверным светом. Великан сбрасывает путы сна, рывком садится в кровати.
-Рад встрече, небожитель, - слышится сильный голос.
Грен Каин удивленно вскидывает бровь, задумчиво смотрит на уважительно склоненную голову, спрашивает:
-Кто вы?
-Мы великаны, Грен Каин. Нас создала сама природа…
-Я знаю, - прерывает бог. – Я присутствовал при этом. Ответь мне, почему вы так быстро развиваетесь? Я тоже создал собственное племя, но они едва-едва обретают разум, а вы уже отстроили целый город.
Великан молчит, раздумывает, наконец отвечает:
-Природа создала нас такими. Все, что создано нами, было изначально заложено в каждого великана.
Бог задумчиво морщит лоб. Когда-то, давным-давно, точно также появились и они, боги. Темное и Белое, Созидание и Разрушение, Грен Каин и Эйнхазад, воплотившаяся воля этого мира. Кто же такие великаны? Не им ли суждено сместить богов?
Грен Каин резко встает со стула.
-Спи, - кидает бог через плечо.
Великан тут же, словно подкошенный валится на кровать. Дверь бесшумно захлапывается за спиной темного бога.

Шилен весело смеется, глядя на потуги эльфа. Высокая стройная фигура вновь окутывается водной изморосью. Эльф оглушительно чихает, зябко передергивается. Уже давно весь вымок и продрог. Шилен быстро говорит магическую формулу. На узкой ладошке богини тут же расцветает прекрасный цветок из тугих жгутов воды. Эльф заворожено смотрит, как водные лепестки распускаются, солнцу открывается голубое нутро цветка. Листья медленно, одно за одним, отрываются, падают на землю. Цветок растет, превращается в красивое яблоко, медленно наливается плотью. Вот уже вместо комка воды на ладони Шилен вкусный плод. Яблоко манит красным боком. Эльф сглатывает голодную слюну. Богиня улыбается, кидает плод своему творению. Эльф ловит на лету, тут же съедает в один присест. Шилен строго изгибает бровь, взглядом указывает на недалекий холм. Эльф со вздохом начинает магическую формулу заново. Тонкие красивые пальцы быстро плетут магический узор. В воздухе остаются прозрачные росчерки чистейшей воды. Причудливая вязь сливается в рисунок, вспыхивает под ярким светом солнца. Эльф вскрикивает, завершая формулу, взмахивает руками. С длинных красивых пальцев тут же срываются две темные капли, устремляются к вершине холма. Мельчайшие голубые частицы повисают в воздухе, обозначая движение капель. Вершина холма вздрагивает, взрывается изнутри неведомой силой. Шилен довольно улыбается, сдержанно хлопает, оценивая заклятье. Эльф благодарно склоняет голову. Узкая мягкая ладонь богини пробегает по светлым волосам, легонько касается носа. Эльф нерешительно замирает. Шилен довольно смеется, поднимается с земли, тут же фигура богини рассыпается водной моросью, впитывается в землю. Эльф облегченно распрямляется, задумчиво оглядывает собственные руки и в очередной раз начинает плести заклинание.

Эйнхазад задумчиво смотрит в окно, там раскинулся прекрасный вид. Бескрайняя равнина укрыта зеленым ковром. Трава, словно море, медленно колышется, под дыханием ветра. Высокое чистое небо изгибается крутым куполом, накрывает землю, словно гигантская чаша. Барашки облаков плывут в голубом океане. Веселый ветер задорно треплет их за белые бока. Богиня чувствует, как в ее теле медленно крепнет новая жизнь. Скоро на свет появится еще один бог. Вот уже несколько дней она не покидает замок. Грен Каин каждый день приносит ей самые лучшие фрукты, вкуснейшую воду из самых чистых горных источников.
Ворота дворца распахиваются, пропуская темного бога. Грен Каин быстро пересекает зал, нежно обнимает супругу. Эйнхазад прижимается к его груди щекой, обхватывает руками. Она все еще не решается признаться даже себе, но именно сегодня в мир войдет новый бог. Даже сейчас она чувствует его силу. Их сын будет достоин отца.
Грен Каин нежно подхватывает супругу на руки, осторожно несет в спальню. Широкое мягкое ложе принимает тело богини. Грен Каин заботливо укрывает жену теплым одеялом. Эйнхазад зябко кутается, тяжело вздыхает. Темный бог садится рядом, берет ее ладонь в свои руки. Тяжесть, что горой лежит на ее сердце, медленно исчезает. Грен Каин с нежностью смотрит на супругу, поглаживает ее руку. Эйнхазад с благодарностью смотри в черные глаза любимого. Дыхание богини выравнивается, а веки медленно прикрывают глаза. Грен Каин мягко поднимается с кровати, выходит, оставляя Эйнхазад наедине со сном.

Паагрио восхищенно смотрит вдаль. Целый мир раскинул свои необозримые просторы перед молодым богом. Грен Каин улыбается, глядя на сына. Со ступень дворца богов мир кажется маленьким, почти игрушечным. Даже тела облаков плывут где-то там, внизу. Зеленые луга, равнины и степи и вовсе кажутся не крупнее ногтя на мизинце. Далекие громады гор, словно выпирающие ключицы. Бог разрушения медленно подходит к Паагрио, осторожно кладет руку на плечо сына. Юный бог переводит восхищенный взгляд на отца. Грен Каин ободряюще улыбается, подхватывая сына на руки, тут же срывается с места в стремительном полете. Паагрио довольно кричит, прижимается к отцу. Ветер пугливо распадается от одной только мысли Грен Каина, так что стремительный поток встречного воздуха не касается молодого бога. Паагрио заворожено глядит вниз, на далекую землю. Под ними проплывают зленные равнины, полные различными существами. Равнины сменяются лесами, иногда земля и вовсе разрывается прозрачной водной гладью. Солнце дробится на мелких волнах, разбрасывает блики со

Категория: Статьи о Lineage2 | Добавил: Lnd (12.12.2008)
Просмотров: 390 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
0  
1 AlexMan   (13.04.2009 14:42)
Спасибо, такого еще не видел!!!




Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]